Константин Бабкин: «Нам не нужна дружба с Западом — они сами придут, когда мы станем экономически мощной державой» | Студия копирайтинга "КилоЗнаки" | Копирайтинг, рерайтинг, SEO-копирайтинг, рекламные тексты

Константин Бабкин: «Нам не нужна дружба с Западом — они сами придут, когда мы станем экономически мощной державой»

2 минуты
Константин Бабкин: «Нам не нужна дружба с Западом — они сами придут, когда мы станем экономически мощной державой»

Российский промышленник, основавший успешное предприятие «Ростсельмаш», политический деятель, президент ассоциации «Росспецмаш» и лидер ПАРТИИ ДЕЛА Константин Бабкин считает, что упадок части отраслей отечественного производства как раз был связан с прошлым желанием достичь дружбы с Западом, когда мы отдали преимущество зарубежным компаниям. Зато теперь, с уходом зарубежных компаний с российского рынка, эти оковы спали. Об этом Константин Бабкин рассказал в интервью генеральному директору холдинга «Регионы России», политологу Ольге Чернокоз. Также он подчеркнул, что в 2023 году после продолжительного перерыва Московский экономический форум (МЭФ) вновь соберёт в Москве все созидательные силы страны, чтобы определить путь дальнейшего развития страны.

На фото: Константин Бабкин и Ольга Чернокоз

– С марта 2022 года начали действовать новые санкции, введённые против России рядом западных стран. Если анализировать данные Росстата, то санкции вызвали незначительное снижение экономики(1-2%). В более сложном положении оказались сферы, где из-за репутационных рисков рынок покинули крупные автомобильные, перерабатывающие и другие компании. Многие эксперты уверены, что более явное влияние санкций на экономику мы видим в 1 и 2 квартале 2022 года, особенно после введения эмбарго на нефть. Согласны ли вы с такими оценками? Как, на ваш взгляд, повлияли санкции и как могут повлиять ещё в будущем?

– Что касается непосредственно отрасли, в которой работаем мы — сельхозмашиностроение — могу сказать, что трудности есть. Но самый их пик пришёлся на май-июнь: мы на 1,5 месяца останавливали производство комбайнов из-за отсутствия компонентов, которые перестали поставлять из Европы. В течение этого времени мы провели работу по замене компонентов, по поиску новых поставщиков. Сейчас практически вышли на объёмы производства, которые были в 2021 году. В 2023 году мы надеемся на рост в 20%.

Конечно, постоянно есть какие-то трудности, но никаких критических проблем нет. Санкции на нас повлияли, но уже сейчас они превратились из неприятностей в толчок к развитию. Западные фирмы ушли, соревноваться с ними не надо, а надо производить своё. В этом смысле сейчас наступает хорошее время для российской промышленности.

– С сельским хозяйством понятно, а что с автомобильной отраслью? Она ведь пострадала сильнее.

– Это ещё с какой стороны посмотреть. В 90-х у нас была хорошо развито автомобилестроение. Были ГАЗ, ВАЗ, УАЗ и многие другие производства, выпускающие конкурентоспособные машины. Но в какой-то момент, ради дружбы с Западом, мы отдали преимущество зарубежным компаниям, похоронив свою отрасль. Мы лишились своего двигателестроения, своей электроники, перестали производить автоматические коробки передач. Можно сказать, что в последние десятилетия у нас произошла технологическая деградация. Сейчас ушли ещё и западные сборочные производства. Ну, значит, будем меньше ездить на немецких, а больше на китайских автомобилях. Но в этом нет трагедии. Наоборот, это еще один толчок к собственному развитию.

– Сейчас многим из тех, кто стоит у власти придётся менять мышление в этом направлении…

– Это правда. Люди, руководящие сейчас налоговой, финансовой, бюджетной политикой, сформированы эпохой прошлого. Им сейчас придется сложно.

На фото: Константин Бабкин и Ольга Чернокоз

– А что делать в сложившейся ситуации?

– История показывает, что если идею выделять массово, то остановить её уже нельзя. Но когда будет достигнута эта политическая масса, сказать сложно…

Без кадровых решений и перестановок ничего не произойдёт. Но когда произойдет эта смена, пока вопрос. Взять, к примеру, математика Николая Коперника – прошло 300 лет, прежде чем его теория была признана. А ведь это наука – дисциплина доказательная. Так же и тут: наверняка, сменится не одно поколение, пока мы увидим реальные перемены в системе.

Металлурги и производственники сами установили такую политику, что в России металл дороже, чем на мировом рынке. А в Китае и сам металл дешевле, плюс они ещё субсидируют экспорт готовой продукции. У нас же всё наоборот. Поэтому нам выгоднее покупать готовый китайский экскаватор, чем производить свой.

– Вы говорите, что сейчас у вас подъём в производстве. А комплектующие вы где берёте? Закупаете в Китае или как-то способствуете развитию мелкого российского бизнеса, который производит эти детали?

– Мы работаем и с китайскими поставщиками, и с российскими. Хотелось бы, конечно, больше местных производителей, но не всегда это возможно воплотить в реальность. Поэтому альтернативой остаётся Китай и ряд других стран, например, Турция.

– А как вы видите реструктуризацию российской экономики? Например, существует мнение, что крупному бизнесу нужно начать вкладывать деньги в развитие внутреннего рынка, чтобы выжить. Как вы считаете, реально ли это так?

– Это возможно. И это единственный путь выхода из кризиса. Но для этого нужна правильная политика: низкие налоги, дешёвый металл, лояльный к промышленности ЦБ. Без этого ничего не будет. Потому что если невыгодно производить экскаватор в России, то деньги утекут на Запад.

– А вот с точки зрения международной политики, как долго, на ваш взгляд, продержится Европа в конфронтации по отношению к России?

– Вы о том, перестанет ли она поддерживать санкции против России? Дело в том, что всю политику Европы определяет сейчас Америка. И пока Штаты поддерживают новые санкции и Украину, Европа никуда не денется.

– А есть ли у нас шанс наладить контакты с Европой?

– А зачем? Наоборот, эта дружба с Западом и привела нас к реиндустриализации. Надо выстраивать свою политику, заниматься экономическим и технологическим развитием. Если Россия будет привлекательна в этом плане, то они потом сами захотят с нами дружить.

– Не хотели ли бы вы сейчас возродить Московский экономический форум? В нынешней ситуации, мне кажется, это было бы актуально.

– Да, действительно, мы решили возродить МЭФ. И он пройдет уже этой весной – 2-3 апреля. Помимо этого мы планируем провести ещё ряд мероприятий, ближайшее из которых состоится уже в декабре.

– Чему будет посвящена основная тема? Наверное, экономической политике?

– Да, но не только ей. Будем говорить о новых подходах в культурной политике,  социальном устройстве и образе будущего в целом. Но основным стержнем останется всё же экономическая политика. Мероприятие традиционно пройдет в Москве – в новом цифровом пространстве, оборудованном всеми необходимыми мультимедийными технологиями. Ждём всех неравнодушных экспертов и промышленников на нашей дискуссионной площадке.

– Спасибо.

Подготовила Екатерина Глазкова